Свет Татхāгаты[1]

[Древняя философия]

 

«Свет духа – это вечная Суббота мистика или оккультиста.  Смысл аллегорического изречения: «Fiat Lux» объясненный эзотерически, будет: «Да будут «Сыны Света»» Е. П. Блаватская.

Без вдохновения или чудесного сообщения сверхъестественного знания, ум остается игровой площадкой чувств и  становится жертвой сладких голосов иллюзии.  Ум нуждается не только в широте и глубине, но и указывает на то, что его нужно привлечь к Высшему.  Чтобы помочь устремленным умам, учителя духовной мудрости всегда представляли простые, но глубокие образы, которые пробуждают ум, помогая ему ассимилировать один или несколько аспектов вечных истин.

Чтобы продолжить изучение некоторых из этих образов, которые направляют нас к высшим целям, в прошлом месяце [«Вы — соль земли».] мы писали о первом из четырех образов, которые Иисус использовал, чтобы направить своих последователей к правильной практике, говоря « Вы – соль земли».  Следующие три образа воплощают в себе образ Света, который почти каждый учитель использовал при обучении немногих избранных или многих менее ревностных последователей.  Образ Света является глубоким и вполне может сравниться с океаном, достаточно мелким на берегу, чтобы ребенок мог плескаться, но постепенно углубляющимся, пока он не станет опасным для лучших пловцов.  Свет глаз, свет ума, свет души — это наиболее часто используемые фразы.  Но у них есть философские и мистические аспекты, которые делают понимание или интерпретацию образа света наиболее увлекательной.  «Вы свет миру», — восклицает Иисус и призывает своих преданных не скрывать в них этот свет, но чтобы он сиял так, что некоторые из простонародья, по крайней мере, пораженные сиянием, могли бы приободриться и зажечь  свои маленькие светильники.  Почему он так обращается к своим близким друзьям?  Как они могут обладать Божественным Светом?  В безмолвии и тайне, слушая его слова, размышляя о его притчах, осознавая «чудеса», которые он совершает, привлекавших их внимание не только к существованию невидимых миров, но и к тому, что законы, управляющие ими, могли быть поняты скромными  и настойчивыми учениками при условии чистого сердца.

Но человек склонен скрывать знание таких переживаний, чтобы в них не усомнились и не насмехались над ними, что побуждает многих из тех, кто знает, держать языки за зубами, сжимать свой мозг и замедлять удары сердца.  Мы не знаем, сколько людей сегодня, осознавая мистические побуждения своего ума, тайно ищут знания, как праведный Никодим?  И опять же, сколько есть таких людей, кто помалкивает в своих поисках, находках и реализации духовных вещей, чтобы над ними не смеялись коллеги из делового мира из-за «религиозности» или друзья по клубу из-за того, что они «стали странными»!  У последователей Иисуса было больше причин «зажечь свечу и поставить её под сосуд» из-за подозрительного, тиранического синедриона!  Иисус требует от них освещения своим божественным светом, чтобы все знали об их внутреннем истинном Я, Христе, Будде или Кришне.  И такое проявление не следствие эгоизма, но оно подобно таинству, которое придаёт внешний и видимый образ благодати внутреннего Высшего Света, всегда готового обитать в сердце кроткого, смиренного и вдохновенного человека, любящего человечество.  Это – Свет всех светов.  (Гита, XIII, 17).

Свет разума отличается от света Духа.  Даже свет Мыслителя или истинного человека не светит одинаково во всех смертных.  Обычное образование дает уму  широту и глубину и увеличивает свет разума.  Необходимы особые наставления, чтобы Дух Света проявляется через человеческий разум.  Возложенная на самих себя задача божественного аватара или истинного гуру заключается в предложении особых знаний для освещения так называемым светом Татхāгаты,  чтобы создать в смертном человеке Сына Света, по милости которого смертный может стать бессмертным.

Религия Мудрости или Бодхи-Дхарма учит жизни, основанной на нравственной философии.  Эта философия является определенной совокупностью знаний, называемых в Гите царственной Наукой или царственной Тайной.  Она не стареет.  Она всегда движется тихо и тайно в разгар невежества, порожденного ложным знанием.  Изучение её доктрин пробуждает глубины человеческого разума.  Применение их возбуждает глубины сердца, заставляя его реагировать на высшую мораль Вселенского и Безличного.  Когда совершается альтруистическое служение обучения невежественных или гордых умов и пустых или развращенных сердец, то прославляется «Отец на небесах».  В ходе этого Свет Будд и Христов — великих Сынов Света — начинает светиться в нас — Свет Татхāгаты — Свет Прославленных Предшественников.  О таковых слова следующего образа:

«Не может укрыться город, стоящий на верху горы»[2].

 

[2] Мф.5:14, прим. пер